Процветающий бизнес: похоронная мода в оккупированном Луганске

Умереть по-пацански: могилы террористов в Луганске как особый вид творчества / Ольга Черненко

Похоронная мода, как и деторождение, – та область, в которой достаточно сложно изобрести что-то новое. Но это на первый взгляд и для непосвященных. Для тех, кто хоть издали знаком с погребением, даже в этой вечной теме открывается масса граней и перемен, отчетливо заметных после прихода русских оккупантов в Луганск.

Оккупация меняет традиции

Самое основное – похороны стали очень скромными и предельно малолюдными. И дело даже не в COVID-19 и рисках заражения. Одной из неискоренимых местных традиций было хоронить «всем миром», особенно эту традицию чтили в частном секторе и маленьких населенных пунктах, где все знали обычно друг друга всю жизнь.

С умершим несколько дней прощались дома, вереницей шли проститься коллеги и знакомые. А после автобусом, а то и несколькими все выдвигались на кладбище.

Последние несколько лет новая традиция – хоронить от морга, от похоронного агентства, не забирая тело домой. И даже если покойный усоп дома, родственники организовывают настолько стремительные похороны, что для многих соседей остается загадкой, когда успел умереть их ближайший сосед и когда его похоронили, если буквально еще, кажется, вчера его видели и с ним, живым, говорили.

Как и вся жизнь, ускорились очень многие процессы, и похороны не исключение.

Также как быстро сходятся молодые люди без долгого периода ухаживаний, также быстро и умирают старики. Как будто из жизни ушла некая размеренность, которая была до 2014 года. То ли никто не хочет никого напрягать своим состоянием, то ли все привычно игнорируют болезнь от отсутствия денег на лечение.

Могила одного из лидеров луганских террористов военного преступника Олега Анащенко, он взорвался в центре Луганске на своем внедорожнике Toyota / фото Ольги Черненко

Если поначалу сотрудники похоронных служб стремились соблюдать протокол – прощайтесь, кто скажет об умершем – то сейчас такой поток похорон, что не до того. Если родственники не знают как или хотят быстрее, соблюдать все атрибуты церемонии никто насильно не станет.

Те похороны, когда работников похоронной службы больше, чем родственников, тоже стали нормальными. Раньше такие вещи можно было увидеть только в фильмах.

Еще из уходящих в прошлое традиций – отсутствие поминок. Причина банальная – нет денег. Самые скромные похороны обходятся в 25000 рублей. Это предельно простой вариант погребения со всеми пошлинами и взносами. По меркам местных заработных плат и пенсий это большая сумма, часто деньги занимают на похороны и здесь очень кстати выехавшие из «республики» родственники умершего, кто может взять кредит или сможет занять у кого-то.

Родственники за пределами «недореспублики» вообще оказались очень ценной инвестиций – и лекарства могут купить, и деньги передать, и помочь с консультацией врача, если это нужно.

Процветающий бизнес

Последние семь лет прочно подняли похоронный бизнес до невиданных высот. Даже до COVID-19 умирать стали много, а пенсионеры с неожиданным счастьем в две пенсии стали вкладывать деньги в вечное – заказывать памятники без дат, облагораживать места на кладбище тротуарной плиткой, оградами и столами-лавочками.

Появился целый спектр услуг, связанный с этим – от тех, кто выложит тротуарной плиткой место на кладбище до тех, кто уберет в отсутствие выехавших родственников к Пасхе. Это как раз те услуги, которые можно отнести к новым – доставка умерших в РФ или на свободную территорию Украины (или оттуда сюда) и ритуальные услуги.

Луганское ноу-хау / фото Ольги Черненко

И если представители других видов бизнеса стыдливо скрывают доходы, опасаясь статьи за спекуляцию или что-то еще, то с похоронным бизнесом все предельно прозрачно. Владельцы агентств не скрывая меняют раз в месяц автомобили, строят дома и хорошо и с комфортом отдыхают за рубежом за счет многочисленных похорон.

Могильные копальщики резко омолодились. Это раньше в непогоду было не найти и не договориться с теми, кто выкопает могилу, и стоило это не столько денег, сколько нервов. Сейчас ритуальные агентства предлагают стабильную заработную плату, униформу и обувь, и старикам в этом деле действительно не место.

Также обстоит дело и работникам кладбищ, где среди ландшафтных дизайнеров можно увидеть молодых и крепких парней, кто вполне доволен работой, потому что перечень негласных услуг очень обширный.

Могила уничтоженного под Дебальцево террориста Сомова / фото Ольги Черненко

Масштабирование бизнеса

Еще один пункт – умирают много, поэтому и не только поэтому, закрытых кладбищ нет. Было время, когда старые кладбища пытались закрывать, но люди искали выход через смотрителей, подкапывали и это «партизанское» движение по захоронению не заканчивалось. Сейчас все прозрачно – оплачивается взнос в банке и все вопросы под ключ решает похоронное агентство.

В свете того, что умирают очень многие от COVID-19, кладбища растут на глазах. Очень яркий пример – новое кладбище «Заречное». Ряды свежих могил впечатляют – общие даты смерти по несколько десятков. И если раньше можно было говорить о том, что умирают пожилые люди, то сейчас это возраст 50+ и только по закрытым гробам можно догадаться, что смерть вызвана коронавирусной инфекцией.

Сотрудники ритуальных служб говорят о том, что умирает действительно много сейчас, а похороны в этой части кладбища идут одновременно, буквально плечо к плечу. Такого количества людей не увидеть в городе, как в этой части кладбища. Даже если посмотреть на заготовки погребальных ям в десятках и наперед можно сказать о том, что администрация мысленно эту геометрическую прогрессию со смертностью от COVID-19 уже прикинула.